Шапка
Журнал "Телескоп"
Редакционный совет
О журнале
Библиотека журнала
Контактная информация
Последние номера
Список статей
Условия подписки
Новости сайта


СНИЦ
Сетевое сообщество
Студенческий журнал EXперимент ИМОП СПбГПУ
Санкт-Петербургский центр девиантологии
O + K
Список статей  /  По темам
Грушин – идеальный кандидат Вернуться


№ журнала: № 4 за 2004г.
Авторы: В. Шляпентох / университет штата Мичиган (США)
Файл: Скачать статью (317.2 Kb)

История, Провидение, Абсолютный Дух, или великий Детерминизм отыскивают удивительно подходящих людей для выполения поставленных ими задач. Потом следующие поколения удивляются, откуда брались юноши, способные командовать полками, или писатели, возникшие ниоткуда и написавшие рассказ как раз в тот момент, когда надо был революционизировать всю огромную литературу. Долго будут удивляться  будущие историки тому, как  вовремя появился во главе огромного государства лидер, который взялся сверху поменять почти в одночасье социальный строй в своей стране  и коренным образом изменить геополитическую ситацию в мире, о чем еще за год не могли и мечтать самые горячие оптимисты. У потомков часто возникает ощущение, что, если бы случай не нашел этих людей, то история была бы совсем другой. Провидение однако всегда находит исполнителей своих замыслов. 

По сравнению с задачей, которую был призван выполнить Генеральный Секретарь, создание эмпирической социологии в советском обществе не кажется полвека спустя чем-то способным поразить воображение. И все-таки ее рождение и выживание было чудом, настолько честная социология была чужда советской системе. Неудивительно, что спустя 30 лет после ее рождения, в начале 80-ых, она была по-прежнему  ненавистна  партаппарату, который вполне справедливо видел в ней врага режима, несмотря на все искренние заверения социологов о их лояльности и желание помочь партии в управлении обществом.

Провидеие в общем-то предвидело и разделяло мнение врагов социологии о ее органической враждебности системе и  готовило свою акцию по ее  созданию весьма тщательно. Как ни всемогуще было Провидение, его возможности небезграничны и те, кого Оно выбирает для выполнения исторических задач, обладают свободой воли и могут  существенно повлиять на ход событий. Поэтому успех задумок Провидения  зависит прежде всего от его кадровой политики, от его умения найти нужных людей для выполение своего замысла. Провидению было очевидно, что для успеха «социологического проекта» надо было создать команду, способную в сложных условиях  выполнить миссию. Конечно, в  команду надо было подбирать людей, предназначенных на выполение  разных конкретных задач, каждая из которых требовала специфические человеские качества. Но дело было не только в создании новой науки. Шла речь о том, чтобы использовать социологию  для разрушения самого тоталитарного общества, и каждый, кто включался в команду, должен был, даже если ему предстояло сотрудничать с КГБ, сделать свой вклад в достижение этой сверхцели, о которой, естественно, и близко не подозревали будущие социологи, свято верящие вместе со всей интеллигенцией в незыблемость принципов социалистического общества.

Конечно,  для  Провидения были важны  все  роли в создаваемой команде -  роль  «духовного лидера», являющегося одновременно «бескомпромиссным профессионалом», «героя», «комромиссника», «методолога», «интригана», «знатока Запада», «коммунистического романтика», «марксистского теоретика», «антимарксистского философа», «экономиста-социолога»  и  «количественника». Судя по всему, Провидение подошло к своей работе по подбору кадров крайне тщательно, и Ему  могли бы позавидовать те, кто отбирал людей  для знаменитой  «Альфы».

В центре внимания был, конечно, отбор кандидатов  на роль «бескомпромиссного профессионала» и «духовного лидера», который должен был позже  превратиться в легенду российской науки, стать ее Гэллапом  и служить моделью беззаветной преданности науке  будущим поколениям, которым предстояло жить в обществе, в котором жажда наживы не пощадит даже изысканных интеллектуалов.

Кандидат на эту  роль должен удовлетворять огромному числу требований, и найти такого человека  даже в такой огромной стране с замечательными культурными традциями было ох  как не просто.

Кандидат на роль духовного лидера и главного  профессионала, конечно, должен был быть членом партии и русским, иначе его шансы на выполнение миссии были бы, по понятным причинам, ничтожны. Он должен принадлежать к интеллектуальной элите и обязательно быть москвичем  и  выпусником МГУ, что обеспечивало бы ему необходимые связи с другими выпусниками этого самого престижного учебного заведения, столь важные для  успеха. По этой же причине он должен быть вхожим в ЦК КПСС, быть там своим, и быть в состоянии соблазнить новой наукой одного из видных работников ЦК на сотрудничество и даже  на соавторство  и таким образом повязать его навсегда в качестве союзника нового дела.

Совсем неплохо, чтобы у него была умная, тонкая и красивая жена, с известным опытом журналистской работы, что помогло бы кандидату в  его деле внедрения в советскую систему и выполнения  сложных  задач, которые будут стоять перед кандидатом. Она должна была быть готовой  не только облегчить его контакты на самых различных уровнях, партийных и научных  внутри страны, но и за ее пределами. На нее в будущем возлагалось также редактирование работ кандидата  и создание для него особых условий для работы, если в силу каких-то причин, которые даже Провидение не могло предвидеть,  у кандидата возникнут какие-то проблемы, например, со здоровьем.

Для  осуществления всей многоходовой операции избранник  должен быть истинно верующим, а не притворным, марксистом, пусть даже в оппозиции к официальному марксизму,  и таким образом  не вселять никаких опасенний  тем аппаратчикам, с которыми ему придется иметь дело.

Совсем неплохо, чтобы  кандидат поработал какое-то время в партийной печати  и увеличил тем самым число доказательств политической лояльности для «системы». Но в то же время было необходимо, чтобы  кандидат в студенческие годы подвергся  моральному и интеллектуальному испытанию  из-за своих взглядов. Это испытание не  должно было  быть таким жутким, какое  придется пережить «герою» уже после начала всей операции или «классическим диссидентам», но достаточно серьезное. Оно должно было сделать жизнь кандидата в течение нескольких лет весьма нелегким и внушить ему полную неуверенность в будущем.

Такой эпизод в жизни кандидата не только свидетельствовал бы о его мужестве, но и был бы  полезным для повышения его авторитета среди московской интеллигенции, жаждующей настоящих опробовaнных в неудачах  лидеров в своей борьбе за гуманизацию режима. Позже, эта смелость будет нужна кандидату, когда он уже  уже в качестве известного социолога должен будет конфронтировать с советской властью, например, когда ему придется защищать «героя»  перед орущими партийными чиновниками. Эта смелость, умноженная на отсутствие интереса к материальным благам, понадобится ему и тогда, когда  он не только войдет в конфликт с руководством постсоветского государства, но и  демонстративно покинет Президентский Совет,  в котором потом в жалкой роли будут продолжать находится его коллеги.

Провидение в своем почти маниакальном желании найти идеального кандидата хотело также, что он был еще новатором, способным идти на очень большой риск, например, тогда, когда придется создавать социологические подразделения на совершенно новой, коммерческой, основе, что потребует опять-таки еше одного свойства - умения быстро учиться и отвергать разные догмы.  

Кандидат должен быть человеком обаятельным, завоевывающим симпатии своей спонтанностью и искренностью. Именно это его качество во многом обеспечивало ему роль духовного лидера советской и российской социологии. Он должен быть, конечно, интеллектуально честным человеком. Из-за редкости этого качества Провидение, когда Оно программировало состав команды, вынужденно было  отказаться  от требования, чтобы кандидаты на многие другие роли обладали этим качеством. И так получилось позднее, что не только «интриган» или «марксистский философ» полностью были лишены этого достоинства, но и почти все  другие члены команды обладали им только в ограниченном количестве. Между тем, без этого качества кандидат не мог бы завоевать симпатии ни у советской  интеллигенции, ни на Западе, куда ему придется путешествовать сначала в качестве стажера, а затем в качестве ведущего российского социолога для чтения лекции в университетах Америки и Европы.

Для завоевания сердец в России и на Западе кандидат долже был обладать и общим высоким уровенем  культурного развития. Было бы важно, например, чтобы он был  знатоком современной мировой литературы или в качестве альтернативы - страстным меломаном, не способным жить без классической музыки ни одного дня.

Специальное внимание уделялось профессиональным качествам кандидата, который будет призван быть моделью профессионала для новой науки  тогда, когда даже Провидение не могла сыскать в стране ни единого кандидата, имевшего диплом социолога. Эта должность «профессионала» могла быть отдана только тому, кто будет получать наслаждение от разработки  не только общих  методов, но и самых детальных процедур опроса, тому, кто будет гордиться  своими методологическими публикациями. Более того, кандидат должен быть не менее силен в теоретических изысканиях, чем в методике эмпирических исследований. Провидение возлагало на него надежды, что он будет способен публиковать книги и статьи с оригинальными концепциями, некоторые получат признание только спустя очень много лет. Почти все члены команды социологов потом будут иметь учеников и даже обожателей, но никто не будет иметь их в таком количестве, как этот кандидат.

 Кандидат не только должен любить свое дело, но и чувствовать свою великую ответственность перед своей страной и перед наукой в целом и тщательно беречь результаты своих исследований. Он должен будет найти время, вопреки любым препятствиям, чтобы передать потомству все научное богатство, созданное его усилиями.

В 1956 году, несколько месяцев после 20 съезда партии, главный редактор «Комсомолькой Правды» попросил его сотрудницу пригласить к нему автора текста «Главная экономическая задача СССР», который написал друг ее мужа, в тот момент безработный, с надеждой на публикацию в «КП» с целью заработка. На следующий день Борис Грушин вошел в подъезд газеты, в которой он через несколько лет создаcт «Институт общественного мнения», не подозревая, что операция по созданию социологии началась, и что ему уготована роль «духовного лидера» и «безкомпромиссного профессионала»  в  тщательно продуманной операции. 


счетчик посещений html counter adult photo personals
Яндекс цитирования
Рассылки Subscribe.Ru
Анонс социологического журнала Телескоп
Подписаться письмом