Шапка
Журнал "Телескоп"
Редакционный совет
О журнале
Библиотека журнала
Контактная информация
Последние номера
Список статей
Условия подписки
Новости сайта


Сетевое сообщество
Студенческий журнал EXперимент ИМОП СПбГПУ
Санкт-Петербургский центр девиантологии
O + K
Список статей  /  По темам
Кто сильнее – кит или слон? Или рассуждения о количественной и качественной социологии Вернуться


№ журнала: № 5 за 2004г.
Авторы: А. Лисовский / СПб филиал Высшей школы экономики
Файл: Скачать статью (338.0 Kb)

Детский вопрос, вынесенный в заголовок, вспомнился мне потому, что сначала у меня сложилось впечатление, что, собственно, нет предмета для дискуссии. Все очень просто и определяется спецификой проблемы и исследовательских задач. Если мы имеем дело с уникальной ситуацией или социальной группой, о которой недостаточно данных (например, потому что это совсем новое явление: вчера его еще не было, а сегодня оно уже появилось, или до поры до времени его не замечали, но нашелся кто-то прозорливый и обратил на него внимание) - нам нужен «слон», то есть, то, что обычно называют «качественными методами». А вот, если это явление достаточно массовое и нам необходимы репрезентативные данные, которые можно обобщить не только для людей, вошедших в выборку нашего исследования, но на всю социальную группу, город, страну и так далее - необходим «кит», то есть методы количественные. При этом только следует иметь в виду, что, если в западной, особенно в американской социологии, слово "qualitative" - «качественный» в отношении социологических методов и исследований означает просто не «количественный» (не "quantitative"), то в отечественный социологии для некоторых энтузиастов качественных методов это слово означает нечто другое - «подлинный», «высокого качества» и тому подобное, что, по моему мнению, просто забавно и комментариев не требует. Многие исследования, которые у нас называются «качественной социологий», в США назывались бы исследованиями, принадлежащими другой дисциплине - культурной антропологии. Поскольку именно эта наука в первую очередь занимается изучением явлений, которые отличает уникальность, нетипичность, редкость. Это очень интересные и достойные исследования, просто они публикуются в других (несоциологических) журналах. Интересно, что подобные работы отечественных социологов, нередко напоминающие хорошие журналистские «очерки нравов», как мне представляется, (если «вынести за скобки» ряд терминов, таких как «дискурс», «практики», и им подобные) очень напоминают и продолжают незаслуженно забытую традицию «физиологических очерков», как они назывались в российской журналистике конца девятнадцатого века. Можно вспомнить хотя бы очерки московского быта Гиляровского. И могу повторить - существует ряд явлений, которые другими методами  изучать или невозможно или ненужно. Это может быть, например, культура какой-либо уникальной группы.

Словом, припомнив различные высказывания коллег-социологов и людей, представляющих другие профессии, я все же пришел к выводу, что могу поделиться несколькими соображениями на заданную тему. Для этого есть несколько причин, они одновременно могут рассматриваться и как проблемы, которые я бы хотел обсудить.

 

Экстремизм качественный и количественный.

 

Я не зря упомянул первым в подзаголовке качественный экстремизм, потому что на отечественной почве, и особенно в Петербурге, можно часто услышать высказывания или прочитать рассуждения о том, что традиционная количественная социология «мертва», «коррумпирована», «устарела» -- читатель сам может продолжить это список. Как психолог я могу понять некоторые причины подобной реакции: человек, впервые прочитавший работы Ирвина Гофмана, не может не восхититься: вот она подлинная, глубинная социология, а не все эти «купленные на корню» опросы общественного мнения.

Сначала об экономических интересах социологов и «социологии купленной на корню». Действительно, репрезентативные исследования, хотя бы даже и набившие оскомину опросы общественного мнения (которые, естественно, не исчерпывают весь диапазон количественных методов) - довольно дорогостоящее занятия. Очень немногие социологи (я таких примеров в России просто не знаю) могут себе позволить финансирование даже относительно дешевого телефонного опроса из собственного кармана, а вот провести десяток «глубинных интервью» или «включенное наблюдение» -- задача посильная для любого аспиранта (если отвлечься от того, что эти «качественные» исследования, как, впрочем, и любые другие также могут быть задуманы и выполнены некачественно). Здесь есть еще одна проблема - количественные проекты обычно  требуют умения работать «в команде», а некоторые «качественные» можно от начала и до конца выполнить в одиночку. Есть хотят и те социологи, которым ближе количественные методы, и те, кому ближе качественные. Тот, кто получает грант под проведение «качественного» исследования в не меньшей степени должен учитывать вкусы и предпочтения грантодателя, чем сотрудник фирмы, проводящей маркетинговые исследования, считается с пожеланиями и требованиями своего заказчика. Что касается потенциальной возможности искажения данных и выводов под влиянием меркантильных интересов - такая возможность существует всегда и с тем, какие применяются методы, и какова идеология исследования прямо не связана.

Вот что еще интересно: дискуссии о том, какие методы можно назвать «подлинно научными» - количественные или качественные - в основном увлекают тех, кто относит себя к представителям «академической социологии» и вызывают мало эмоций у тех, кто работает в сфере прикладных социологических исследований. Дело в том, что, если вы проводите маркетинговое исследование или изучение политических предпочтений избирателей перед выборами - вас волнует не столько то, как называются используемые методы, сколько то, насколько точную, обоснованную и репрезентативную информацию они дают. По этой причине обсуждается обычно не столько выбор исключительно качественных или количественных методов - сколько правильное их сочетание. При этом у международных ассоциаций исследователей общественного мнения (поллстеров) или маркетологов есть очень строгие правила относительно информации о репрезентативности представляемых данных. В частности требуется, чтобы те, кто использует весьма популярный в маркетинговых исследованиях «качественный» метод фокус-групп, сообщали заказчикам, что данные, например, тестирования рекламных клипов на фокус-группах не репрезентативны (хотя это, конечно, нельзя расценивать как свидетельство из бесполезности), и, если необходимо получить точные оценки восприятия того или иного клипа в целевой группе и его эффекта - для этого необходимо проводить количественные тесты. Интересно, что когда я просматривал последние статьи в академических англоязычных социологических журналах, посвященные проблеме соотношения качественных и количественных методов - в большинстве из них делался вывод, сходный с тем, к которому давно пришли социологи-прикладники: для каждого конкретного случая нужно искать оптимальное сочетание качественных и количественных методов. Тем более что различия между количественными и качественными методами не абсолютны. Например, даже в таком, казалось бы, абсолютно стандартизированном и количественном исследовании как массовой опрос общественного мнения, часто используется по сути «качественный» элемент - открытые вопросы, позволяющие дать возможность респондентам своим собственным уникальным языком рассказать о волнующих их проблемах. И, напротив, любые качественные данные можно и полезно «квантифицировать».

Теперь о количественным экстремизме. Позиция тех, кто с порога отрицает полезность исследований своих коллег-качественников, называя их «спекуляциями», просто не заслуживает обсуждения. Я абсолютно согласен с теми, кто утверждает, что использование изощренных статистических методов не гарантирует научной полезности и убедительности результатов. Хочу привести на это тему такой пример. Несколько месяцев назад меня навещала моя сокурсница по аспирантуре факультета социологии университета Duke в США, где мы вместе учились. Она занимается исследованием проблем социальной динамики и стратификации, и рецензирует статьи для ведущих американских журналов по этой теме. Так вот, она рассказала мне, что одну из статей, которая по ее мнению была интересной и заслуживала публикации, журнал отверг, а, когда она попросила объяснить причину, ей в кулуарах было сказано, что автор использовал «слишком простую статистическую модель». При всем моем личном уважении к математико-статистическим методам это представляется мне просто возмутительным свидетельством непонятных и необоснованных кастовых претензий.

 

«Математикобоязнь»

 

Если говорить об отечественной социологии, то ситуация, описанная мною выше, с нашим исследователем, приславшим статью в «Социс» или другой профессиональный журнал вряд ли случится. В наших ведущих журналах очень редко появляются статьи, в которых используются даже такие обыденные для зарубежных социологов математико-статистические методы, как множественная регрессия, а уж, если в статье приводятся хотя бы какие-то критерии достоверности представленных результатов - уже одно это поражает воображение. Если ведущие американские социологические журналы такие как «American Sociology» и «American Sociological Review» будут переводиться на русский язык, многие российские социологи не поймут большинство публикуемых там статей из-за пробелов в математико-статистической подготовке.

Я учился в 239 математической школе в Ленинграде и никогда не боялся математики, поэтому, когда мне нужно было сдавать экзамены по матстатистике сначала на факультете психологии Ленинградского университета, а затем три семестра изучать математико-статистические методы в американском университете Duke - проблем у меня не было. Напротив, я мог помочь своим однокурсникам. К сожалению, для достаточно многих студентов, решивших изучать социологию в России, одним из мотивов является надежда на то, что они смогут навсегда забыть про математику. Как мне кажется, нежелание изучать математико-статистические методы - еще одна причина популярности качественных методов среди отечественных социологов. Как говорят в маркетинге, в сфере «качественных исследований» ниже барьеры входа. А те, кто проводит количественные исследования теоретически (на практике так, к сожалению, бывает не всегда) должны знать, что такое «хи-квадрат», интервальное и точечное оценивание, проверка статистических гипотез, выборочный метод и так далее.

Обучение студентов математико-статистическим методам это особая тема. Когда я работал директором по маркетинговым исследованиям фирмы Гэллап Лимитед, Санкт-Петербург, мне приходилось иметь дело с выпускниками различных петербургских вузов с дипломами социологов и маркетологов, и большинство из них демонстрировало потрясающую наивность в этой сфере, несмотря на то, что курсы под соответствующими названиями ими были сданы. Мне, кажется, полезным для решения этой проблемы может быть опыт американских университетов. В них от студентов не требуют знания высшей математики (социолог, действительно, без нее может обойтись), а курсы математической статистики никогда не читают математики - а только социологи, или психологи, или экономисты. Эти преподаватели могут быть в прошлом выпускниками математических факультетов, но диссертации они защищали уже в области социальных наук. Такие преподаватели хорошо понимают, как именно матстатистика используется в социологии, психологии, экономике и не мучают студентах непонятными для них интегралами, доказательством теорем и другими математическими премудростями. Для студентов указанных специальностей этот курс - обязательный, а те, кто поступает в аспирантуру, должны как минимум прослушать еще два семестровых курса математической статистики. Но, интересно, что эти курсы опять-таки построены так, что не требуют специальной математической подготовки за пределами школьной алгебры. Одной из моих однокурсниц в США была, например, выпускница факультета журналистики, закончившая изучать математику в школе в четырнадцать лет - тем не менее, она сумела успешно сдать оба этих курса.

Вывод для меня представляется очевидным: профессиональный социолог, если он хочет быть полноценным членом профессионального сообщества должен полноценно владеть и качественными и количественными методами исследования. При этом, как и в любой профессии, среди социологов есть люди, которые одними методами владеют лучше, а другими - хуже. И все же, необходим минимальный уровень грамотности, который проще обнаруживается, если в публикации есть хоть какие-то цифры. Например, если я читают работу коллеги, который приводит процентные данные с точностью до сотых долей, или хуже того, начинает интерпретировать подобные различия в сотые доли процентов, мне становится грустно за него, поскольку ясно, что он ничего не знает об измерениях в социологии и статистических выводах.

В заключении хотел бы сказать, что и у «качественников», и у «количественников» есть еще одна проблема: научиться писать социологические тексты увлекательно, просто (но не упрощая) и понятно. Поскольку нередко и те и другие прячутся за заборы из сложной и необязательной терминологии или таких же необязательных формул и цифр.


счетчик посещений html counter adult photo personals
Яндекс цитирования
Рассылки Subscribe.Ru
Анонс социологического журнала Телескоп
Подписаться письмом