Шапка
Журнал "Телескоп"
Редакционный совет
О журнале
Библиотека журнала
Контактная информация
Последние номера
Список статей
Условия подписки
Новости сайта


Сетевое сообщество
Санкт-Петербургский центр девиантологии
O + K
Мобильная связь на пути к 6G
Список статей  /  По темам
Рок-фестиваль «Окна открой» Вернуться


№ журнала: № 1 за 2003г.
Авторы: Факультет социологии СПбГУ / В. Семенков / И. Алексеев
Файл: Скачать статью (394.6 Kb)

Современная музыка, при анализе ее социальных значений, уже не нуждается в учете ее жанровых возможностей и еще труднее анализировать ее в оппозиции «легкая музыка» - «серьезная музыка», но зато она все четче делится на музыку студийную и стадионную. Одни музыканты все больше уходят в студийные эксперименты, другие - выходят на стадионы. В этом плане рок-музыка - не исключение: она тоже являет собой двуликий Янус: демонстрируя возможности, как в музыкальном экспериментировании, так и в публичной презентации. В последнем случае рок демонстрирует и стихию музыкальной свободы, и толерантное  отношение к слушателям. Особенно заметно эти аспекты на рок-фестивалях.

Рок-фестиваль «Окна открой», проходивший в Санкт-Петербурге 23 июня 2002 г. на стадионе им. Кирова, проводится под таким названием уже во второй раз (первый - июнь 2001 г.), и оба раза при спонсорской поддержке фирмы Samsung Electronics. (Что касается даты, то в СМИ пару раз упоминалось о некорректности устраивать праздник так близко к годовщине начала Великой Отечественной войны). Следует отметить, что в городе, особенно в летний период, можно наблюдать достаточное количество «open air»-мероприятий, значительная часть которых именуется «фестивалями». Городская администрация лихорадочно ищет новый городской модус публичности. Скоро Юбилей, а как сделать его Событием городской жизни мало понятно.  Поиск идет наобум, «в слепую», проблему городской публичности пытаются решить, охватывая всё большие сферы народонаселения Санкт-Петербурга, устраивают подобные мероприятия на все вкусы и возрасты: пивные фестивали, фестивали мороженого, выпечки и т.п. Значительная часть фестивалей именуется «музыкальными», привлекая, таким образом, основного потребителя стадионной музыки - молодёжь - на открытые площадки. Можно предположить, что фестиваль, собирающий под своей эгидой большое число исполнителей, среди которых есть громкие имена, гарантированно привлекающие внимание публики, обеспечивает организатору большую отдачу, чем спонсирование концерта одного исполнителя наряду с другими фирмами.

Фестиваль «Окна открой» может быть назван крупнейшим локальным музыкальным фестивалем этого года, как и его предшественник в 2001 г. Уже второй год он проводится на стадионе им. Кирова, что предоставляет публике значительно больше свободы распоряжаться  своим временем и деньгами, чем, к примеру, фестиваль на стадионе Петровский 1996 г: можно слушать музыку, не подходя к огороженному пространству и не платя деньги за вход. Судя по хэдлайнерам, чьи имена были предварительно заявлены в афише и прозвучали в рекламе по радио и телевидению; характеру подготовки и цене на билет прослеживается демократический характер мероприятия: музыка на все вкусы и возрасты. Общий формат - рок-музыка, как традиционно «русскороковая» («РАЗНЫЕ ЛЮДИ», «Чиж»), так и клубная, с тенденциями в мейнстрим («БАОБАБЫ»), альтернативность («ПСИХЕЯ»), этнику («MARKSCHEIDER KUNST») и др. Основной хэдлайнер «Окон», как позже и московского «НАШЕствия», гораздо большего по масштабу и резонансу - «КОРОЛЬ И ШУТ» - коллектив, который стопроцентно привлечёт как минимум тысячу-две слушателей, что уже было доказано сольными выступлениями коллектива на больших площадках. Отталкиваясь от формата хэдлайнера и его публики, и в соответствии с опытом предыдущего фестиваля, здесь также артикулируется ориентация на «молодых исполнителей», которая на деле не подтверждается по сравнению даже с предыдущими «Окнами». Если первоначально в глазах общественности «Окна» выглядели продолжателем фестиваля 1996 г. на Петровском - «Наполним небо добротой» - привлечь внимание публики к клубной культуре («Фестиваль открыл широкой аудитории, выросшей на музыке Ленинградского рок-клуба, совершенно новое поколение музыкантов»[1]), то во вторых «Окнах» практически не было неизвестных имён - почти все из ротации ведущих радиостанций. Очевидно, перед устроителями стояла уже иная задача, экспериментировать с музыкальным материалом в их планы не входило.

В этот раз фестиваль продолжался около 11 часов без больших пауз - музыка практически нон-стопом с 12.00 до 23.00. Что касается публики, в общем и целом, её насчитывалось около 7 тыс., из которых около 20% (в начале фестиваля их количество составляло примерно треть от собравшихся) - активная часть 14-18 лет, преимущественно в атрибутике «Король и Шут» и смежного характера. Эта публика может быть выделена как наиболее активная в выражении эмоций относительно происходящего на сцене, в непосредственной близости от которой она и проводит большую часть времени с момента начала фестиваля. В отличие от остальной части, условно определяемой как пассивные слушатели, основной интерес которой - праздное времяпрепровождение на фоне живой музыкой - для первой категории это мероприятие в первую очередь - рок-концерт. Нет большой разницы, где он проводится - в помещении или на свежем воздухе, в какое время года и т.п. Активность выражается в нахождении в первых рядах у сцены - традиционно зона наибольшей плотности и движения, скандировании «Король и шут!» с самого начала мероприятия, одобрительных и (чаще всего) неодобрительных возгласах по поводу выступающих. Апогея их активность достигает часа за полтора до выступления кумиров, когда в связи с похолоданием остальная публика расходится, что фактически превращает завершение фестиваля в обычный концерт группы «КОРОЛЬ И ШУТ».

Что же касается основной массы слушателей, то она подходит около 14.00-16.00 и располагается на достаточном расстоянии от сцены на газонах, около залива и озёр, практически не выражая эмоций по поводу звучащего музыкального материала. Возраст - 19-28 лет, атрибутика музыкальной направленности практически отсутствует. По поведению этой части публики можно констатировать направленность на релаксацию - стремление просто провести выходной день на свежем воздухе, в компании, музыка для такой публики в большей степени фон, поэтому никто особенно не вслушивается в музыкальный материал и не выражает своих эмоций по его поводу. По этой же причине эта категория слушателей не располагается в «активной зоне» перед сценой: слишком громко для общения и негде сесть. За счёт этого большую часть фестиваля пространство перед сценой - показатель популярности исполнителя - хоть и заполнено людьми, но достаточно свободно: подойти к сцене любому желающему не составляет никакого труда.

Вообще надо заметить, что рок обладает немалыми возможностями для продуцирования эстетического переживания, катарсиса: именно этим он и пугал добропорядочных советских традиционалистов от музыки. Рок демонстрировал такую народность искусства, которая советским композиторам и не снилась. Рок показал , что духовного статуса можно достичь очень простыми, «грубыми» средствами и для этого не нужна та музыкальная культура, к которой взывал Адорно и его последователи. И то, что можно было налюдать на этом фестивале: примат  релаксации над катарсисом - тревожный симптом.

Преобладание релаксирующего характера восприятия доминирует в период с 14.30 до 19.00, это время можно обозначить как апогей «праздника». Поскольку основная масса людей - «пассивные слушатели», практически не имеющие музыкальной атрибутики, больше занятые собой, нежели происходящим на сцене, - лежат на газонах, гуляют в парковой зоне, загорают; «активная» же публика размывается, как и музыкальная направленность фестиваля. Вместо знакомства слушателей с рок-культурой города, что требовало бы от публики усилий - концентрации и повышенного внимания, а музыканты были бы основной фигурой мероприятия - объектом внимания, происходит обратное: основной объект - публика, а музыканты обеспечивают её досуг.

На протяжении почти всего мероприятия стоит солнечная, достаточно тёплая погода, приблизительно до 18.30, когда становится облачно, а к 20.00 начинается сильный дождь и похолодание. В силу вышеуказанных объективных причин, «праздник» на этом заканчивается, поскольку погодные условия не располагают более к релаксации. С этого времени можно фиксировать начало «концерта»: почти все, кто остался, находятся в непосредственной близости к сцене и ждут выступления хэдлайнеров, активно выражая недовольство выступающими и скандируя название фаворитов. И если до этого момента почти всех выступающих встречают более-менее ровно, что привычно для музыкального фестиваля, то последние коллективы вызывают у преобладающей «активной публики» однозначную негативную реакцию как назойливый «разогрев».

Всего на фестивале выступает около 40 коллективов. Как было отмечено выше, наблюдается несоответствие между артикуляцией повышенного внимания к «молодым представителям клубной сцены» и характером проведения фестиваля. За несколько месяцев до «Окон» в серии клубов Санкт-Петербурга, не имеющих особого статуса («Psycho pub», «Евразия»), 2-4 раза в неделю проходили «отборочные туры», дававшие возможность сыграть по 10-15 минут молодым коллективам перед жюри. За один день прослушивалось 7-10 коллективов. Всё это проходило под названием «Шведский стол. Отборочные туры к фестивалю 'Окна открой'». Никаких серьёзных требований к желающим участвовать не предъявлялось: коллективы брали даже без демо-записей. Во время «аккредитаций» - распределение участников на прослушивание - отвечающий за «отборочные туры» - «Швед» - говорил, что основная задача прослушивания - дать возможность молодым исполнителям, даже без опыта концертных выступлений, выступить на клубной сцене. Как было сказано, «некоторых желающих и прослушивать не надо - они  и так на слуху». За счёт этого «отборочные туры» воспринимались опытными представителями рок-общественности с изрядной долей скепсиса. Возвращаясь опять к словам Шведа, за пару месяцев до фестиваля он говорил, что, прослушав музыкальные коллективы, лично готов пустить больше 70 участников, но ему не позволяют, однако, порядка 10-15 мест он постарается обеспечить. В результате на самом фестивале со сцены было объявлено, что, в результате отборочных туров, из нескольких сотен участников были отобраны 5. Из них правом называться «молодыми клубными группами» обладали фактически только 2, т.к., группу «С.К.А.» или «Народное ополчение» с трудом можно отнести к этой категории.

Остановимся теперь подробнее на характере проведения и отличии от других фестивалей. Признаем, что «Окна открой» были в достаточной мере разрекламированы как центральное событие музыкальной жизни города, и многими (как музыкантами, так и слушателями) ожидались с прошлого года. Многие молодые музыканты, на основе впечатлений от первых «Окон» стремились проявить себя в течение года, чтобы попасть на вторую часть и сделать себе, таким образом, рекламу. Что касается публики, то здесь, как уже отмечалось, у приблизительно 70% её наблюдается ориентация «на праздник», событие, на само имя фестиваля, а не на конкретных исполнителей. Исполнители только задают направленность фестиваля, формируют систему ожиданий общей атмосферы мероприятия. Напоминание о фестивале с указателем находится при выходе из метро «Крестовский остров». В общей сложности путь от метро до сцены, расположенной около стадиона, составляет около 2 километров, «билетная зона» начинается где-то за 200 м до сцены, огорожена металлическим забором. Работает только один вход через ограду (в прошлом году их было 2), стоит «двойной контроль». На входе наблюдается очередь, но не на проверку билетов, как можно подумать вначале, а после, на предмет наличия запрещённых предметов, которые конфискуются работниками милиции и оставляются на входе. Билеты можно купить в стоящей рядом кассе. В течение всего мероприятия многими зрителями регулярно совершаются вылазки за ограду, что не составляет никаких проблем (выходящим, как в клубах, ставится печать на руку). Основная причина вылазок - более дешёвое пиво (в «билетной зоне» разливное по 30 руб., за оградой баночное по 20). Обратно в «билетную зону» проносится либо спрятанное баночное пиво, либо разлитое в пластиковые стаканы, вынесенные наружу.

По ходу всего фестиваля артикулируется преемственность и близость традициям: в частых обращениях к публике и проверке её активности несколько раз звучит «Второй фестиваль ''Окна Открой''», что позиционирует его как отдельное культурное явление в жизни города со своими традициями. Происхождение названия тоже, как было упомянуто, указывает на преемственность в рок-культуре: «Окна открой» - слова из песни одной из старейших рок-групп города - «РОССИЯНЕ». Оргкомитет фестиваля - авторитетные фигуры питерской рок-культуры, стоявшие у её истоков и т.п. С другой стороны, показывается близость дню сегодняшнему, исходя как из имени главного спонсора, так и акцентированного внимания на то, что фестиваль транслируется по телевидению - несколько прямых включений на «МУЗ ТВ».

Что касается столь немаловажной детали, как расположение туалетов, то проблем с доступом к ним нет, очередей не наблюдается, места достаточно (чего не было, например, на фестивале «Наполним небо добротой» (ст. Петровский), на «Балтийском ударе» (Кленовая аллея, Александровский сад). Однако возникает проблема с обнаружением этих туалетов, т.к. указатели практически отсутствуют.

Стоит отметить, что работа милиции и охранных структур на высоком уровне: на протяжении всего фестиваля совершаются регулярные обходы территории группами по 2-4 человека, тем самым обозначая своё присутствие, конфликты не провоцируются (в отличие от фестиваля на «Петровском»). В отношении собравшихся милиция ведёт себя вполне корректно. Основная масса публики ведёт себя также пристойно (первые неконтролируемые пьяные люди и инциденты появляются где-то к 17.30 и чётко пресекаются охранными структурами).

Единственный момент, напоминающий о вечном противостоянии милиции и рок-фанатов, наблюдается в конце фестиваля на выступлении «КОРОЛЯ И ШУТА». В непосредственной близости к сцене, в «активной зоне» с крайней степенью плотности происходят стычки (всего около 5 инцидентов). В такие моменты к очагу напряжения прорываются люди в касках и камуфляже, расчищая себе путь дубинками и не обращая внимания на то, кто инициаторы, а кто посторонние, не имеющие отношения к драке. Можно попасть как под горячую руку дерущихся фанов, так и под резиновую дубинку ОМОНа, или же просто быть сбитым с ног разбегающимися людьми. Народ неконтролируемо разбегается в разных направлениях, что создаёт паническое настроение в толпе. Один из таких рейдов приводит к остановке концерта: участники «КОРОЛЯ И ШУТА», обратившись в резкой форме к охранникам, некорректно, как им показалось, выполняющим свои обязанности, сами прыгают в толпу и участвуют в драке. Минут через 7 концерт возобновляется.

Что касается резонанса фестиваля в городе, то надо признать, что он стал очередным локальным событием в жизни Санкт-Петербурга наряду с упоминавшимися выше карнавалами, пивными фестивалями и т.п. К примеру, рок-фестивали, проведённые «Театром ДДТ» в 1996 и 1997 годах, были признаны «кульминационными событиями в музыкальной жизни Санкт-Петербурга 90-х годов»[2], и после первого из них ведущий музыкальный журнал города и России «FUZZ» посветил освещению этого события несколько страниц, где разные авторы представили свой взгляд на него. «Окнам» 2002 года была отведена одна заметка, в целом положительная, занимающая меньше половины страницы. Аналогично этому отклики на фестиваль разместились на музыкальных сайтах Санкт-Петербурга. Состоялся, скорее, праздник под открытым небом, нежели музыкальный рок-фестиваль, таким образом, это событие относится, скорее, к культурной, чем музыкальной жизни города. Возможно, это очередной раз показывает, что «фестивали вернулись к своему изначальному предначертанию: быть не местом просвещения или открытия нового, но просто общего веселья»[3].

Однако, и в музыкальных фестивалях проявляется специфическая черта Санкт-Петербурга - акцентирование на неординарности, даже эксклюзивности (быть легитимным в музыке, значит доказать свою неординарность): наибольший резонанс в рок-культуре города до сих пор вызывает S.K.I.F. - интернациональный фестиваль имени С.Курёхина. Обычно он длится несколько дней и выступления проводятся одновременно на нескольких площадках, разделённых по музыкальному формату. Здесь характер релаксации у публики фактически отсутствует, т.к. и публика собирается заинтересованная в музыкальных экспериментах, и просто физически невозможно отследить, что играется на всех сценах одновременно. Следовательно, приходится проводить селекцию, и слушатели, таким образом, находятся в постоянном внимании и поиске лучшего. Городу ещё близка идея рок-фестивалей перестроечного периода, когда «волна фестивалей, захлестнувшая страну в конце 80-х, ... принесла столько новых имён, идей и веяний, что дух захватывало»[4].

Фестивали со своей музыкальной спецификой - металлические «Бал Сатаны» и «Банзай», фолковое «Наводнение» и т.п. устойчиво собирают в клубах свою публику, то же самое с классическими «Белыми ночами» и «Свингом Белых ночей» - здесь же, очевидно (и это было поддержано спонсорами), была задача сделать праздник с музыкой, не рассчитывая на специфичность музыкальных вкусов публики. Задача привлечь молодёжь и обеспечить ей хорошее времяпрепровождение была выполнена - не удалось, и, скорее всего, и не предполагалось, сделать «питерский Вудсток» или «Лоллапалузу».

Возможно, это и был крупнейший open-air фестиваль в городе, но он не идёт ни в какое сравнение с «МАКСИДРОМом» и набирающим всё больший резонанс «НАШЕствием», инициируемыми крупнейшими молодёжными музыкальными радиостанциями - «Радио Максимум» и «Нашим Радио». Их реклама звучит постоянно, они собирают аудиторию до 100 тысяч человек, явно позиционируя себя как центральное событие музыкальной жизни города Москвы, а то и всей страны. Что касается «НАШЕствия», то оно проводится ипподроме в Раменском, что в 47 километрах от Москвы, куда многие люди приезжают с палатками на 2-3 дня. Возможность провести аналогичный фестиваль для жителей Санкт-Петербурга пока что представляется сомнительным.

Что можно сказать в заключении об опыте  проведения фестиваля «Окна открой»? Музыкальный Санкт-Петербург и рок-музыка тут не исключение, всё-таки тяготеет к камерности, а не к большим открытым площадкам. Рок в нашем городе возник и продолжает оставаться делом общинным, а не общественным. И слушатели рок-музыки, по крайней мере в нашем городе, это не широкая публика как та платежеспособная аудитория, которой надо показывать товар лицом. Это скорее община вовлеченных и в этом плане такая аудитория становится подобной аудитории академичной филармоничной музыки. Там,  в филармонии, как указывает Татьяна Чередниченко, «развертывается новая частная жизнь», в которой музыка переориентируется «на доверительно-тесную совместность»[5]. Возможно, что и питерский рок тоже будет уходить на малые площадки, но дай Бог, ему при этом удастся избежать тенденции к филармонизации исполнения - это для рока неприемлемо.

P.S. Несоответствие программы фестиваля ожиданиям рок-общественности  многим было ясно до его начала, в 2001 г. проводилось даже контр-выступление некоторых молодёжных коллективов, объединённых под общим названием «Окна забей». Интересно, что проводился их мини-фестиваль в клубе «Psycho pub», который стал основной площадкой для «прослушивания» музыкантов, желающих участвовать во второй части фестиваля в 2002 году. С конца лета этот клуб закрыт.



[1] Питерские рок-фестивали/FUZZ№7,2001.

[2] Питерские рок-фестивали/FUZZ№7,2001

[3] Борисова Е. Да будет праздник!/ FUZZ№6,2001

[4] Борисова Е. Да будет праздник!/ FUZZ№6,2001 (курсив мой - А.И.)

[5] Чередниченко Т.А. Музыкальный запас. 70-ые. Проблемы. Портреты. Случаи. М., 2002, С. 564


счетчик посещений html counter adult photo personals
Яндекс цитирования
Рассылки Subscribe.Ru
Анонс социологического журнала Телескоп
Подписаться письмом