Шапка
Журнал "Телескоп"
Редакционный совет
О журнале
Библиотека журнала
Контактная информация
Последние номера
Список статей
Условия подписки
Новости сайта


Сетевое сообщество
Санкт-Петербургский центр девиантологии
O + K
Мобильная связь на пути к 6G
Список статей  /  По темам
Нас ждут нескучные времена или «проблема 2004-2008» Вернуться


№ журнала: № 2 за 2004г.
Авторы: М. Решетников / Восточно-Европейский институт психоанализа
Файл: Скачать статью (335.5 Kb)

Главная особенность современного развития политической системы России состоит в отсутствии реально действующей оппозиции. Является ли это случайным и временным или закономерным следствием «укрепления российской государственности» с медленным «соскальзыванием» к традиционным моделям - представляет собой отдельный вопрос, требующий самостоятельно изучения и анализа.

Одновременно для всех очевидно, что нормальная оппозиция в той или иной форме должна быть, так как в противном случае политический баланс становится неуравновешенным, а политическая система - неустойчивой.

Главная причина возникшей проблемы, как представляется, связана с дефицитом реальных лидеров оппозиции, которая, как и большинство других политических институтов России, в значительной степени персонифицирована. Все наличные, именующие себя оппозиционными, лидеры ориентированы не столько на нормальную оппозиционную деятельность, сколько на приобщение к власти, а точнее - не мыслят себя вне властных структур. Фактически же, оппозиция уже давно превратились в политический балласт, так как не продуцирует никаких идей и не выполняет своих главных функций - конструктивной критики и выработки альтернативных решений.

Можно найти и ряд других причин для объяснения сложившейся ситуации, но в любом случае в настоящее время баланс политического равновесия утрачен, так как вся власть находится на «одной чаше весов».

В этой ситуации перед первыми лицами «однополюсной» власти стоит непростой выбор:

  • - «рискнуть» и расширить возможности для формирования системной[1] оппозиции (скорее всего - с новыми, возможно - даже неизвестными сейчас, лидерами),

 

  • - не рисковать, а попытаться «назначить» оппозицию, как это уже было однажды с «партиями» Виктора Черномырдина и Ивана Рыбкина (вероятно, с аналогичным результатом),

 

  • - смириться с этой ситуацией, как предоставляющей ей определенные ситуационные преимущества, но весьма непредсказуемой в долговременной перспективе (фактически, это будет означать пассивное ожидание, пока оппозиция не появится сама, скорее всего уже вне системы, что было бы недальновидно).

 

В тоже время, некоторые эксперты считают, что последний вариант весьма вероятен, так как отвечает тенденции некоторых кругов полностью контролировать политическую систему общества, хотя и наименее приемлем для первых лиц государства.

Своеобразие текущего момента заключается в том, что одновременно, впервые за последние годы, в стране появилась тенденция к формированию новой (реальной) оппозиции официальной власти.

Публично эта тенденция проявилась в создании комитета «2008: свободные выборы», который (пока) лишь манифестирует уже упомянутую тенденцию, но (с учетом нынешнего состава комитета) вряд ли может рассматриваться в качестве возможного варианта ее реализации.

Тем не менее, хотя  состав Комитета представлен преимущественно «не понятыми и не оцененными народом» и обиженными на последний бывшими лидерами партий - аутсайдеров выборов в Государственную Думу, а также оппозиционерами «со стажем» типа Александра Яковлева и Елены Боннэр, его деятельность получила определенную поддержку. Еще один оппозиционер «со стажем» -  Лев Понамарев, лидер движения «За права человека», уже объявил 29 января  «Днем борьбы с произволом и репрессиями» и даже провел в Москве акции протеста. Аналогичные мероприятия против «широкомасштабных нарушений законности» уже состоялись во Владимире, Твери и Череповце.

На этом фоне воспринимаются, как нуждающиеся в осмыслении, наблюдения социологов о том, что сейчас каждый четвертый россиянин отказывается отвечать на вопрос о своих предпочтениях, связанных с выборами президента России. Некоторые из журналистов в этой связи параллельно констатируют, что может наступить такое время, когда о рейтингах президента будет лучше «поговорить на кухне» и отмечают, что в определенных кругах интеллигенции появилось чувство страха и неуверенности.

Отчасти это напоминает нашу недавнюю историю, и поэтому вполне естественно, что на политическую сцену вновь вышли забытые фигуры тех лет. Тем не менее, ситуация  значительно отличается от 80- 90-х годов.

Специфической особенностью нынешней (пока только - «старой - новой») оппозиции является тот факт, что она формируется не столько в рамках традиционных задач - периодического политического оппонирования президенту и правительству, а - с рядом взаимосвязанных и распределенных во времени, последовательных целей: не дать президенту возможности «жить спокойно»[2] на протяжении всех четырех лет, а также подготовить своего претендента и условия для его выдвижения кандидатом на президентских выборах 2008 года.

Такого в истории современной России еще не было, отчасти и по причине того, что предшествующий гарант Конституции никогда не обозначал столь недвусмысленно свою приверженность ее принципам в части касающейся сроков деятельности главы государства. С этой точки зрения многочисленные предложения пересмотра только одного из положений Конституции могут оцениваться и как проверка устойчивости позиции действующего Президента.

Второй особенностью современного этапа является смена политической платформы и «фигуры» главного оппозиционера. Ранее таковым была почти исключительно КПРФ. И даже были выборы, где «чуть-чуть» не победил Геннадий Зюганов. Но... - самое существенное: в отличие от нынешней «новой - старой» оппозиции, старая коммунистическая оппозиция уже давно лишь декларировала свою готовность «взять власть», но реально не ставила пред собой задачу прихода к власти (понимая, что это не будет допущено ни при каких условиях самим обществом). Поэтому нынешняя «программа максимум» старой коммунистической оппозиции достаточно прагматична и приемлема для власти: опираясь на остатки своего традиционного электората, оставаться интегрированной во властные структуры и пользоваться этой интегрированностью (включая блага, льготы и привилегии) настолько долго, насколько это будет возможно.

Еще одна характерная особенность - коммунистическая оппозиция в последнее десятилетие была как системной (парламентской), так и внесистемной, но практически не входила в структуры президентской или иной исполнительной власти (и одновременно, в отличие от нынешней - формирующейся, никогда не уходила из парламента).

Нынешняя оппозиция формируется (и состоит) в значительной степени из персон лишь недавно «отлученных» от высших властных структур[3], ранее «имевших доступ» как к ее парламентскому варианту, так и к деятельности в составе Правительства России (Борис Немцов, Ирина Хакамада и др.) и руководстве администрации Президента (хотя Анатолий Чубайс вряд ли консолидируется с другими бывшими лидерами СПС - он никогда не вставал на антипрезидентские позиции, но его близость к этим кругам не стоит не учитывать). И им хорошо известны не только вкус власти, но и механизмы, и недостатки ее функционирования. И это очень существенное отличие от предшествующей оппозиции. Здесь можно возразить, так как и предыдущая оппозиция неплохо знала механизмы власти. Но - у нее не было столь радикальных намерений. А нынешняя, исходно декларировала (пока только декларировала), как она намерена действовать.

Самая главная особенность новой, только формирующейся оппозиции - это возможность опоры на мощные финансовые, организационные и материальные ресурсы, которыми ни одна оппозиция в нашей стране ранее не обладала. Отвергнутые и считающие себя оскорбленными олигархи, реально обладают такими ресурсами и, скорее всего, продемонстрируют (и уже демонстрируют) готовность поддержать реальную оппозицию президенту, а также согласовать и обеспечить продвижение своего кандидата на выборах 2008 года.

Причины возникновения «новой оппозиции», как объективные, так и субъективные, еще неоднократно будут исследоваться и интерпретироваться. Движущий мотив достаточно прост и понятен - власть. Более непредсказуемым является вопрос: для чего? Президент, и это очевидно, будет стараться обеспечить преемственность власти (мы еще не та страна, где от прихода к власти того или иного президента не много зависит), а отстраненные от власти «бывшие» будут делать все, чтобы вернуть её или хотя бы приобщиться к ней.

Как будут развиваться события - пока говорить рано. Можно лишь сказать, что Президент более предсказуем, а оппозиция пока не сформировалась и, кроме заявлений, никаких серьезных действий от нее не последовало.

Многие аналитики связывают появление более определенного сценария развития событий с разрешением ситуации вокруг ЮКОСа, так как, хотя речь в данном случае идет об экономических преступлениях, в самом вопросе слишком много политики. И размежевание отчасти идет именно по этому последнему аспекту, что показали, в частности, последние кадровые перестановки в Администрации Президента и новом составе Правительства.

Вторым важным фактором будущего развития событий является Парламент с его беспрецедентным (а некоторые аналитики говорят - «подозрительным») большинством одной партии, и таким же беспрецедентным проигрышем ряда других. Хотя, последнее, скорее, закономерно, но можно согласиться с тем, что административный ресурс иногда следовало бы «дозировать», так как его неограниченное применение может делать выборы нерепрезентативными. Самостоятельную роль может сыграть и «приватизация» Единой Россией всех парламентских комитетов, что, хотя и не противоречит демократическим принципам (особенно если вспомнить о «демократическом централизме»), но в нынешней политической ситуации содержит реальную угрозу им (и одновременно является очень «уязвимым местом» для критики Президента и Парламента).

В целом, большинство независимых экспертов сходятся во мнении, что все это, несколько ослабляет, а не укрепляет позиции Президента, а некоторые аналитики отмечают это как «явный просчет Президента и его команды».

 «Новая оппозиция» пока находится в процессе выработки общих принципов совместных действий и создания единого и авторитетного координирующего центра. Вряд ли это можно будет сделать в короткие сроки, хотя, безусловно, будут прилагаться все усилия, что использовать все возможности. Но даже если это удастся, сплочение всех оппозиционных сил в единый блок вряд ли достижимо - слишком много персональных амбиций. Однако через четыре года  может сложиться совсем другая ситуация.

Слабой и пока плохо осознаваемой стороной формируемой оппозиции является тот факт, что она представлена преимущественно известными, но в абсолютном большинстве - «бывшими» лидерами, фактически, за прошедшее десятилетие растерявшими остатки былого политического веса. Проигравшие партии, несомненно, еще имеют сочувствующих и сторонников, но у них, как показали выборы, нет широкой социальной поддержки. И вряд ли она появится. Что касается «авторитетов» типа Александра Яковлева и Елены Боннэр, то их время давно прошло, да и широкой популярностью они никогда не пользовались. А учитывая специфичность их имиджа, эти «новые - старые»  оппозиционеры могут легко трансформироваться в «новых диссидентов». Особенно с учетом того, что их «усилиями» уже вынуты из старого сундука и возвращены в обиход такие термины как - «гэбэшник», «права человека» и т. д. Осталось реанимировать понятие «диссидент». И все будет почти как «старые недобрые времена». Они бы этого даже хотели, так как эта ситуация им хорошо знакома и создает определенные преимущества. Чего они не хотят, хотя, возможно, и будут декларировать как их искреннее желание - поиска новых лидеров. Но вполне возможно, что этими поисками займутся те, кто заинтересован в инициации реальной оппозиции, а у них это, несомненно, получится. Вспомним Березовского и Лебедя.

В любом случае мы опять вступаем  в период «нескучных времен». Отказ от участия в президентских выборах лидеров даже тех политических партий, которые вошли в новый состав Государственной Думы, отчасти манифестирует кризис действующей политической системы и конец политической карьеры этих лидеров. Они уже не могут соответствовать требованиям сегодняшнего дня. Нужны новые лидеры, нужны новые лица. Поняли ли это лидеры проигравших партий? Вряд ли.

Тем не менее, именно эти новые лидеры, которые должны появиться в ближайшее время, будут основными претендентами на президентский пост в 2008, но им будет нужно действовать совершенно другими методами сообразно ситуации и соблюдая политический такт. Уповать на простых «ставленников» вряд ли приходится, но и успеха тех, на кого «не поставят», ждать не приходится. Так что,  лидеры, скорее всего, будут неординарные.

 И главное. Не стоит забывать, что и у избранного президента тоже будет четыре года, и он не будет «сидеть, сложа руки». Так что, нас ждут нескучные времена.



[1] Здесь, вероятно, уместно пояснить, что понимается в данном случае под «системной оппозицией», т.к. этот термин часто употребляем, но очень расплывчат. В итоге каждый понимает его по-своему. Наиболее часто под ним подразумевается  оппозиция, входящая в государственную систему, т.е. - парламентская и/или оппозиция сочетающая парламентские и непарламентские (но исключительно цивилизованные) формы деятельности, реализуемые через общественные организации, профсоюзы, молодежные организации (в последнем значении в России этот термин употребляется редко, т. к. такой формы оппозиции у нас, фактически, нет).

[2] В связи с чем некоторые эксперты считают, что у нас есть возможность «заиметь в ближайшее время не только «новую-старую» оппозицию, но и «новую-старую» политическую эпоху». Что касается больших специалистов в области «не дать жить спокойно» - они есть и хорошо известны. И появление этих персон в рядах оппозиции - не случайно.

[3] И обида и на «неоценившую» власть, и на «непонятливый» народ - явно присутствует. Обиженный нередко действует иррационально, что «чревато» как для самих обиженных, так и для власти.


счетчик посещений html counter adult photo personals
Яндекс цитирования
Рассылки Subscribe.Ru
Анонс социологического журнала Телескоп
Подписаться письмом